Срал̶ь̶ный Апокалипсис

Срал̶ь̶ный Апокалипсис, или этот пленэр я не забуду никогда! 😱

2000 год. Мне 13 лет. Мы всем классом художественной школы (около 30 человек) едем в Суздаль – город церквей и монастырей, рай для художников! Очень волнительно – целое путешествие! 💃

1,5 часа в душном на автобусе до Ижевска, 6 – на поезде до Казани, долгая перецепка вагонов, и 1й тревожный звоночек – у девочки Маши поднялась температура. Далее 9 весёлых часов с поеданием “Дошика”, игрой в карты, травлей страшных историй и разгадыванием кроссвордов до Нижнего Новгорода; и очередной сюрприз от Маши, которая ночью подошла к руководителю и сообщила: “Андрей Геннадьевич, я обосралась!”. Ну, с кем не бывает, тем более летом. А Маша кивает – мол, это часто с ней случается. Но врача, понятное дело, пригласили – девочке дали жаропонижающее, самочувствие улучшилось. Маша повеселела и дразнит парней с верхней полки.

В общем, до Суздаля добирались долго и с приключениями, но все же доехали. Разместились на турбазе, отправились на экскурсию по городу, смотрели во все глаза и открыв рты, ведь столько исторической архитектуры отродясь не видели! Андрей Геннадьевич вещал про разные стили, приправляя рассказ анекдотами, а мы расселись вокруг, и, вооружившись планшетами и красками, рисовали.

А на следующий день началось…

Температура под 39° поднялась у половины группы. А позже проявились симптомы ночной оказии девочки Маши, но во сто крат хлеще. Туалет стал самым востребованным помещением 🙈

Владельцы турбазы оперативно вызвали своего врача, и, взяв анализы у заболевших, он эмоционально вынес вердикт: “Вы привезли нам дизентерию!!!”.

Сложив 2+2, старшая часть группы пришла к выводу, что запустила цепочку именно девочка Маша (позже ее мама призналась, что у дочери была температура перед выездом, но она ее сбила, т.к. не хотела, чтобы ребенок пропустил поездку). А в душном автобусе добрая девочка Маша напоила половину группы из своей бутылки, заодно наградив бактерией шигеллой. Остальное было делом времени.

Дизентерия – болезнь заразная, и в нашей ситуации турбазу должны были закрыть на длительный карантин. Но какой хозяин захочет закрываться в начале сезона?

Поэтому было решено, что лечить нашу группу будут прямо тут, изолировав в отдельном корпусе, и питание будут приносить сюда же из пищеблока, чтобы мы не таскали заразу в другие места. Главное не предать огласке то, что происходит. Врач приносил нужные лекарства, в том числе бактериофаг, который давали даже тем, у кого не было проявлений болезни. Лекарства закупались небольшими партиями через знакомых знакомых, чтобы никто ничего не заподозрил.

Мне повезло, и я не заболела. Чаша сия также миновала мою лучшую подругу Ирину, и мы вместе ходили рисовать, стараясь появляться на турбазе как можно реже – пили газировку, хрустели сухими бич-пакетами, и в общем-то очень весело проводили время. А на базе творился настоящий Апокалипсис.

Благо, кроме двух руководителей-мужчин с нами поехала моя мама, которая приняла дизентерийный удар на себя: несколько раз в день измеряла всем температуру, кипятила огромный бак воды для запивания препаратов, выдавала таблетки, следила за их приемом, и сидела над кроватями тех, кому было хуже всего – обтирала и делала холодные компрессы.

Сейчас я понимаю, что ей пришлось не сладко – вместо отпуска ухаживать за больными детьми такое себе удовольствие. Но тогда я очень переживала. Из дневника: “Мама день изо дня становится злее и злее. Она уже не та мамочка, которая называла меня птичкой, кроликом, киской… Она стала злой, не обращает на меня никакого внимания”. Сейчас чтение этих записей вызывает у нас просто гомерический хохот, но тогда это было трагедией 🤣🤣🤣

Ещё одна неприятность случилась в один из дней лечения: к маме подошла девочка Аня (не я 😄) и сообщила, что разбила градусник, но ртуть найти не может. Мама проверила место аварии и тоже ничего не нашла, решив, что все осталось внутри. Однако вечером того же дня Аня снова пришла к маме и шепотом сообщила о том, что все же обнаружила ртуть. “Где?”. Аня подвела маму к баку с водой, который был практически пуст, и показала на дно, по которому перекатывались шарики ртути 😱 Как они там оказались – загадка. Зато успели попить ртутной водички все без исключения 🤣

На лечение ушла неделя (из 2х), поэтому даже заболевшие успели познакомиться с Суздалем и порисовать.

Мы ходили на экскурсии, фотографировались, гуляли, и, кажется, все наладилось. Уезжали в отличном настроении – здоровые, веселые, энергичные. В дорогу нам выдали сухой паек – бутерброды с колбасой и печенье. Перекусили ими в автобусе до Нижнего Новгорода, и там начался очередной Апокалипсис 🙈 ⠀

У девочки Ксюши (которая переболела дизентерией) температура за 40, лихорадка. Ее уложили прямо на вокзале в зале ожидания и вызвали врача. Туалеты были закрыты – отключена вода. Даже смочить тряпочку для компресса негде, справить нужду тем более.

Поезда ждать несколько часов, надо где-то поесть и сходить в туалет – мама осталась с Ксюшей, а часть группы вместе с руководителем отправилась на поиски столовой – мы хотели есть. И вот так, небольшими группами, по очереди ели, бегали в туалет в работающее кафе, и следили за Ксюшей, у которой оказалось пищевое отравление – колбаса в бутербродах из сухпайка была подозрительной. Но “повезло” только ей.

Когда мы вернулись домой, на родительском собрании попало как руководителям, так и моей маме. Одна из родительниц театрально бросила: “Конечно, вам хорошо – ваша дочь не болела!”. “Зато моя дочь меня не видела, потому что я занималась ВАШИМИ детьми”. Каждый остался при своем мнении, но виноватыми сделали почему-то руководителей, а не маму Маши, которая смазала симптомы болезни, накормив ребенка таблетками.

Больше на пленэры в другие города наш руководитель не ездил – боялся подобного опыта. Так медным тазом накрылась наша поездка на пленэр в Санкт-Петербург, вместо этого мы рисовали в Чайковском. Это стало одним из самых больших несбывшихся ожиданий моего детства. Но до Питера я все же добралась… спустя 18 лет 😅

А у вас были выездные пленэры?

Автор

Добавить комментарий