Просто Пермь — «Пост про Пермь и новые памятники»

Ох, ребята, сколько всего хочется рассказать! Но, боюсь, получится не сразу. Вообще, я стараюсь много текста в блоге не писать, но сегодня буду, потому что накопилось smile.

Во-первых, я сдала ГОСЫ. Жутко боялась и тряслась перед ними, в итоге все оказалось совсем не страшным, но результатом я не довольна. Сумятица какая-то, про организацию я вообще молчу. Ну, что было, то прошло — движемся дальше.

После тагильских мытарств и ночной поездки в душном вагоне фирменного «Малахита», я оказалась в Перми, которая встретила холодом, пробирающим до костей. Брррр. Обычно я сажусь на любой подходящий автобус и еду на автовокзал, а оттуда — домой. Но вчера был особый случай — я встречалась с отцом.

До сих пор для меня остается загадкой — как я, довольно часто приезжая в Пермь, не заметила того, что не заметить было очень сложно. Я имею в виду внушительных размеров арт-объект, красующийся уже около года недалеко от Перми II. Ну как? Как ТАКОЕ вообще можно было не заметить? Я, все-таки, человек довольно наблюдательный. Прихожу к выводу, что мои глаза просто не хотели замечать это творение Николая Полисского:

Да, оно еще и в темноте светится. И поет одной ногой, как утверждает какой-то интернет-ресурс. В общем, чудо, а не арт-объект. Похож на здоровый (12 на 12 метров!) табурет. Сама идея появилась у Полисского во время экспедиции по Пермскому краю: «Меня поразили две вещи — красивейшая река Кама и обилие лесов, — говорит Николай Полисский. — Я узнал, что когда-то лес сплавляли по Каме, и у меня родился образ, как структурированная масса леса из воды поднимается наружу и материализуется в хаотичную структуру. Поэтому и сделал «Пермские ворота» из грубой ели, которая структурирована в виде ворот. Выглядит все это как висящие в воздухе бревна, словно вознесшиеся из воды на небо. Ночью скульптуру подсветят, бревна будут смотреться как хрустальные.

Надо отметить, что на создание внушительных размеров объекта ушло порядка 10 миллионов из краевого бюджета. При этом, «Пермские ворота» городу не принадлежат: их, как и некоторые другие памятники, экспонирует музей. Этакая open-air инсталляция. Любопытно, не правда ли? Чиркунов не так давно предлагал выкупить арт-объект, чтобы ворота по праву стали пермскими. При этом губернатор называл их не иначе, как «триумфальная арка». Становится все обиднее за Пермь: она все больше превращается в город нелепых контрастов, при этом ее «пиарят» через сомнительные сериалы вроде «Реальных пацанов», а о том, что пишут про город туристы,я лучше промолчу. В общем, как говаривала кэрроловская Алиса: «Все чудесатее и чудесатее!».

Но, вернемся к нашим баранам воротам. Стоит отметить, что отношение горожан к данному монументу разное: кто-то творение Полисского оценил высоко, а кто-то до сих пор плюется. К слову, неизвестные вандалы уже покушались на деревянные ворота: исписали бревна нецензурщиной и даже попытались поджечь. Но Николай Владимирович предусмотрительно обработал свое детище специальным противопожарным раствором, что спасло воротам жизнь. Все продумал: молодец!

Между тем, беспокоит тот факт, что Пермские ворота действительно могут превратиться в символ Перми. Согласитесь, монумент таких внушительных размеров просто невозможно игнорировать. И, хочешь-не хочешь, нравится-не нравится, но арт-объект действительно притягивает взгляд. Посмотрим, что будет через 4 с кепкой года: именно столько, по контракту, ворота должны стоять в Перми. И, если их не купят, поедут они еще куда-нибудь. В другой город на букву П smile Интересно было бы посмотреть, как сий монумент будут транспортировать…

Кстати, познакомьтесь: Лихоборские ворота того же автора в Москве. Видимо, Полисский решил понаставить своих табуреток арт-инсталляций в каждом большом городе. Правда, московский объект по сравнению с пермским хиловат: будто из хвороста сложен. Видимо, с еловой древесиной в Первопрестольной туго: «я его слепила из того, что было…». По сравнению с этими воротами, пермские, конечно же, выглядят мощнее и серьезнее.

Раз уж начала рассказывать про новые пермские памятники, продолжу. Ибо их количество в последнее время увеличивается по прогрессии. У меня вообще сложилось ощущение, что свои детища любой желающий может вытащить и установить на улице в любое время. При этом никто не думает о том, чтобы в сочетании с архитектурой и обстановкой не было разночтений. За примером далеко ходить не надо: вышеупомянутые ворота установили в так называемом «саду камней», наряду с еще одним любопытным изваянием.

Памятник жуку скарабею.

МОЛДАКУЛ НАРЫМБЕТОВ, автор:

«Идея создать скульптуру «Скарабей» родилась спонтанно: я увидел в степи маленького жука, который катит перед собой огромный шар. Для меня это символ современной цивилизации, которая сегодня не столько создает новые, сколько перерабатывает многовековые культурные ценности.»

Правда, получился жучок отнюдь не маленьким:

На самом деле, техника исполнения данного арт-объекта очень даже интересная: готовится металлический каркас,который затем обшивается резаными автомобильными покрышками (крепятся они на саморезы). Все это дело для прочности промазывается герметиком, и, когда уже все готово, форма покрывается краской. Это авторская техника Молдакула Нарымбетова, которую он совершенствовал в течении длительного времени.

Вроде бы, данный объект очень интересно смотрится за счет рельефов, создаваемых резаными покрышками, но вот сама тема изваяния… Пермяки опять же все исплевались (надо же, какие слабонервные!). Даже несмотря на то, что в основе идеи лежит вполне обоснованная символика, подтекст видят далеко не все. И навозный жук остается навозным жуком: хоть ты его скарабеем назови, хоть Scarabaeus sacer. Не привык народ в мифологию вдаваться. Что видит — о том и судит.

А вообще, о покойных плохо не говорят.  Молдакул Нарымбетов не так давно скончался от сердечного приступа… Но внес свой вклад в создание «лица» Перми. Помимо скарабея в саду камней недалеко от речного вокзала установлен еще один объект из покрышек: «Черный ангел». Представляет он собой расстрелянный BMV — символ неспокойный девяностых:

К слову, для  создания этих арт-объектов художник из Казахстана, проработавший в Перми около двух месяцев, использовал более тысячи старых автомобильных покрышек и более трех тысяч саморезов.

А в качестве сладкого десерта у нас сегодня Надкушенное яблоко. Да-да, то самое, что расположилось напротив входа в библиотеку им. Горького. Концепция такова: яблочное нутро из кирпича символизирует историю города (фрукт якобы окислился от времени), и сложено оно из настоящих кирпичных кладок старых пермских домов.   Снаружи яблоко покрыто ярко-зеленым кафелем. Связь с местом экспонирования очевидна: библиотека — кладовая истории: лучшего места для подобного памятника и придумать нельзя.

Автор — украинская художница Жанна Кадырова. Яблоко также символизирует собой хрупкость этого мира, превращаясь при этом из символа в объект потребления. Опять же, мнение народа по поводу данного арт-объекта разделилось. Кто-то отмечает художественную ценность и прекрасно воплощенную концепцию, а кто-то скептически посматривает на огрызок, ярким пятном выделяющийся посреди сугробов…

Хочется подытожить сегодняшний рассказ словами нашего преподавателя по истории искусств: «Сложно судить об истинной ценности современного искусства нам, современникам художников. Мы всегда будем предвзяты по отношению к их творчеству. Неспроста многие великие живописцы, о таланте которых сейчас ходят легенды, снискали славу только после своей смерти. Об истинной ценности современного искусства можно будет судить как минимум лет через сто. А сейчас мы можем только лишь ждать и принимать творения художников такими, какие они есть».

Я готова подписаться под каждым этим словом. Это очень справедливые суждения. Так что стойте, ворота, еще лет двести, когда вас можно будет сравнить с другими признанными шедеврами рук человеческих! 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *